Специальный выпуск

Видеоматериалы

Архив

Газета "ГУДОК" Выпуск № 89 (25994) 02.06.2016

         

В ПГУПСе прошла четвёртая Международная научная конференция «Магнитолевитационные транспортные системы и технологии». О том, каковы перспективы развития маглев-транспорта в мире и в России, наш разговор.


Йоханнес Клюшпис, профессор Деггендорфской высшей технической школы, президент Международного комитета маглев
– На конференции были представлены новые фундаментальные и прикладные исследования. Каков, на ваш взгляд, потенциал этих инноваций в России? 
– Россия – одна из лидирующих стран в этом вопросе. Теория российскими учёными разработана очень глубоко, и сейчас наступает время, когда необходимо заниматься непосредственно апробацией технологий. Такой огромной стране нужна более совершенная грузовая транспортная система, чем сейчас, и маглев-технологии для грузовых магистралей – очень хорошая перспектива. 
Возможна ли реализация данных технологий в России – вопрос политический, ответить на который я не могу. Если будет соответствующее правительственное решение, реализация проекта состоится. 

– Где сегодня магнитолевитационные технологии уже реализованы? 
– Принципы маглев-технологии в мире освоили не так много стран. Высокий потенциал у лидеров: Южной Кореи, Японии, Китая. Здесь уже реализованы проекты, которые привели к большому успеху. И, конечно, высокий потенциал есть у России. 

– По каким причинам не все проекты воплощаются в жизнь? 
– У новых проектов всегда будут возникать какие-то проблемы. Даже несмотря на достаточно большие инвестиции в маглев-системы, иногда успеха добиться не удаётся. И традиционные технологии берут верх. Это, к примеру, проект создания маглев-линии в Мюнхене. Не очень успешно идёт расширение магистрали в Шанхае – в основном по политическим причинам. Маглев-проект в Калифорнии также был остановлен: приоритет отдали железнодорожным технологиям. Одна из причин в том, что сегодня западные производители железнодорожной техники делают упор в основном на контракты по сервисному обслуживанию. Маглев-проекты становятся для них препятствием для получения прибыли. 

– Каковы основные факторы успеха реализации магнитолевитационных технологий? 
– Есть три основных момента: инвестиционные затраты, эксплуатационные расходы, а также мнение общественности и СМИ. Что касается стоимости инвестиций, здесь чёткая тенденция: затраты на транспортные средства и вагоны могут быть достаточно высокими, но затраты на инфраструктуру (железнодорожное полотно, станции, ремонтные мастерские, центры управления) должны быть низкими. Будущее маглев-технологий зависит в первую очередь от возможности организации дешёвых путей. Стоимость строительства инфраструктуры – именно тот вопрос, на котором следует фокусировать внимание, независимо от того, о каких перевозках идёт речь – пассажирских или грузовых. 
Второй приоритетный вопрос – эксплуатационные расходы: затраты на техобслуживание должны быть низкими. И третий фактор – общественное мнение. 

– Чем объясняются возникающие порой в обществе негативные реакции? 
– В разных странах по-разному. В Китае, Японии некоторые боятся магнитного излучения, путая его с атомным. Так было, например, в Шанхае, где поначалу возникали протесты против маглев-проекта. Люди опасаются шума, вибраций, также они обеспокоены ростом стоимости земли в данном регионе и в результате ростом арендной платы. 
Люди, настроенные против инноваций, всегда будут. Несколько лет назад в Германии СМИ много писали о негативных настроениях в России относительно «Сапсанов», о протестах, связанных с отменой многих старых привычных поездов. Мнение общественности надо принимать во внимание. 

– Какую роль в реализации маглев-перевозок играет оператор? 
– Оператор решает, будет ли он принимать на себя риски по реализации проекта. Во всех случаях с нереализованными маглев-проектами общественность и СМИ были уверены, что нет надёжного и способного оператора. Поэтому в России очень важно, что проект поддерживает и курирует профессор Анатолий Зайцев (руководитель Научно-образовательного центра инновационного развития пассажирских железнодорожных перевозок ПГУПСа. – Ред.). 

– Разработки российских учёных во многом ориентированы на грузовые перевозки. Кто-то ещё в мире занимается этим направлением? 
– В других странах маглев большей частью сфокусирован на пассажирских перевозках, и очень небольшое количество стран, как Россия, предлагают использовать эти технологии для грузового транспорта. Один из обсуждаемых сегодня в мире новых транспортных проектов – «гиперпетля». Причина, по которой к данному проекту привлечён огромный интерес СМИ и общественности, в том, что разработчики обещают дешёвое строительство магистралей. Хотя в реальности стоимость строительства может быть гораздо выше, чем было заявлено в начале. С точки зрения технологии, если за этой системой есть будущее, то, скорее всего, в области грузоперевозок. Вопрос «гиперпетли» будет обсуждаться на сентябрьской конференции «ИнноТранс – 2016» в Берлине, где будут представлены инновации мировой железнодорожной индустрии. Надеемся, там можно будет увидеть и российские проекты. 

Беседовала Наталья Реньер
http://www.gudok.ru